Всадник на белом коне Алексей Кушхаунов

19.05.2015 Калерия 1 комментариев

У нас вы можете скачать книгу Всадник на белом коне Алексей Кушхаунов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Обобщая, заметим, что часто применяемый автором прием мысленного монолога главного героя ощутимо обнаруживает внутренний мир персонажа. К тому же здесь следует отметить, что авторские описания эмоционально-чувственной сферы героев максимально красноречивы и сочны. Вот как передает автор возникшее у героя перед встречей с обманувшей его девушкой ощущение: Оно сначала возникло маленькой точечкой под сердцем, потом от нее пошли волны, как от брошенного в воду камня.

По мере развития сюжета на первом плане повести периодически начинает появляться другой лирический герой, точнее, героиня, со своими чувствами и переживаниями. Боль, страдания и угрызения совести не дождавшейся своего жениха из армии и безответно влюбившейся в другого Зиты становятся очевидны для читателя с первых же строк появления героини на страницах повести.

Впервые мы видим героиню одиноко сидящей в сыром подвале и беззвучно, бесслезно плачущей. Уже одно это вынуждает к сочувствию, а когда далее автор в своей лирической манере, экспрессивно передает сокровенные мысли девушки об Адаме, читатель и вовсе проникается к Зите живым состраданием, забывая о ее проступке: Автор углубляется в подробности психологического анализа состояния Зиты, начиная с детских лет, изображает посредством ее собственных мыслей и воспоминаний картину взросления и психологического становления личности девушки.

Таким образом, перед читателем раскрываются истоки отдельных комплексов девушки, мотивы существующей некоторой озлобленности в отношении Зиты к окружающим, ее собственная оценка всего происходящего с ней и Адамом в данный момент времени. Благодаря чему выходит, что отношения этой пары предстают перед читателем с двух кардинально противоположных сторон — с позиций Адама и с позиций Зиты, что придает объективность повествованию и создает благоприятные условия для выработки независимой читательской точки зрения на центральный конфликт повести.

Этот же ракурс — разноплановая и разноместная оценка происходящих в рамках центрального конфликта событий — автор использует и далее, при описании происшедшей, наконец, встречи влюбленного и страдающего Адама с разлюбившей его девушкой.

На протяжении описания момента их встречи происходит многократная смена ведущего центрального персонажа — таковым является то Адам, то Зита, — благодаря чему на первый план выходят то мысли и чувства Адама, то мысли и чувства Зиты.

Подобная многократная сменяемость планов прослеживается даже в рамках одного абзаца: И далее — роль Адама: Как и в любом лирическом произведении, в повести в качестве лирического приема используются элементы символики.

Символичностью автор наделяет составляющие элементы окружающей персонажей неживой природы. Причем эта символичность очевидна не только для Адама, но и для находящегося в курсе всех его жизненных и интимных перипетий читателя. Это происходит потому, что внимательному читателю уже известны воспоминания Адама, касающиеся его с Зитой прогулок, в ходе которых влюбленные молодые люди считали звезды. Благодаря упомянутому приему у читателя возникает чувство собственной причастности к жизни и судьбе Адама, что также придает явно выраженный лирический оттенок повествованию.

Лиричны в повести и описания внешности персонажей — казалось бы, максимально эпичной детали. Так, действительно визуальное описание внешности отца Адама, сидящего у очага и смотрящего на огонь, плавно переходит к живописанию испытываемых им при этом ощущений: Причем степень психологизма эпизода развивается по нарастающей: И, в конце концов, — к внутреннему монологу персонажа, который можно считать итоговым в данном эпизоде.

Позже автор преподносит читателю уже другое восприятие внешности и личности Канамета — уже с точки зрения его сына. Мысли об отце вкрапляются в армейские и детские воспоминания Адама, обдумывающего и анализирующего отцовский образ жизни и манеру общаться. Однако настоящая оценка личности Канамета вряд ли окажется разделенной читателем, так как он незадолго до того ясно просматривал все мысли отца Адама и из первых рук познакомился с вполне логичным и обоснованным ходом его рассуждений.

Таким образом, в данном эпизоде Адам от читателя, не разделяющего его недоумения, сильно отдаляется, но ненадолго, и вскоре вновь становится близок и хорошо знаком. Подобный прием можно считать модификацией на тему расстояния между персонажами и читателем, вариативность которого позволяет преодолеть закоснелость и однообразие в читательском восприятии героев повести.

Так, уважение читателя вновь возвращается к Адаму в эпизоде его победы над собственной трусостью — в эпизоде, содержащемся в одном из детских воспоминаний. Нововведением в этой повести А. Свидетельством тому может служить начальный эпизод повести — встреча возвращающегося из армии Адама с земляками-аксакалами.

И форма, и содержание их разговора, и поведение собеседников во время него, и сопутствующие повествованию авторские ремарки, разъясняющие суть и назначение того или иного национального этического нюанса, — все это на двух страницах дает вполне обстоятельное представление о специфике адыгского этикета. Она представляет собой коллекцию писем двух влюбленных друг в друга героев. На момент повествования одного из них уже нет в этом мире, а его возлюбленная перечитывает зафиксированную на страницах писем историю их любви.

Обрисовав в зачине эту ситуацию и познакомив читателя с фактом героической гибели одного из двух своих героев, автор переходит к основной форме изложения повести — поочередному приведению на ее страницах писем Татьяны Басиру и писем Басира Татьяне. По сути повесть представляет собой художественную летопись, подробно излагающую лирическую составляющую отношений двух влюбленных и архитектонику их внутреннего мира.

Такого рода целевая установка, реализованная в повести, обусловила и ее композицию, выражающуюся практическим отсутствием эпического описания происходивших в жизни героев немногочисленных событий.

Если что-то и случается в их быту или в их судьбах, то происшедшее предстает лишь в словах и мыслях Татьяны либо Басира, а, значит, имеет явно выраженную индивидуально-личностную, а, следовательно, и лирическую окрашенность. Эта тенденция сохранилась на протяжении целой повести и практически всех происходивших в рамках ее конфликта событий, когда на центральном плане оказались следующие композиционные аспекты: К примеру, Басир в одном из своих писем пишет: Правда, нет-нет да и зайдется сердце — и опять ты, и воспоминания, и радость, и тихая грусть.

Конечно, избыток сентиментальности — мой недостаток. Но скажу по секрету: Таким образом, подводя условный итог творчеству современного кабардинского писателя Алексея Кушхаунова, заметим следующее. Подытоживая же в целом, заметим следующее. Лучшие образцы кабардинской повести последнего десятилетия освобождаются от описательности, их авторы все чаще проникают в глубь явлений, совершенствуя художественные приемы изображения героев.

Прозаики нередко создают живой диалог, индивидуализируя язык персонажей и, в то же время, никоим образом не пренебрегая изобразительными возможностями адыгского языка и фольклора, в полной мере учитывая особенности национального менталитета — традиции и обычаи народа, — и придавая тем самым своим произведениям художественную выразительность, этническое своеобразие и колорит.

Всадник на белом коне: Пятерка жизненно необходимых книг для стартаперов. ТОП книг для HR-менеджера. Новинки современной украинской поэзии.

ТОП-5 сборников современной украинской поэзии. Самые дорогие книги мира. Лучшие книги о вампирах. Обзор популярных книг жанра фэнтези. Самые лучшие книги о любви. Самые лучшие книги о женщинах. Топ-5 эротических романов в истории.

ТОП-7 книг для летнего отпуска. Читаем вместе с ребенком. Лучшие детские книги о животных. Развивающие книги для самых маленьких.